Russian (CIS)
English (United Kingdom)

23.06.2017 00:00

Виктор Васильевич Бородаев:

"Единственный путь- повышать рентабельность"

 

ООО "Агрофирма «Целина» - градообразующее предприятие Целинского района - входит в пятерку лучших предприятий России. Этот факт - яркое подтверждение тому, что сельское хозяйство может быть высокорентабельной отраслью. При каких условиях? Об этом у нас состоялся очень подробный разговор с руководителем хозяйства Виктором Бородаевым.

Точка отсчета

В «Целину» мы ехали по дороге, рассекавшей бес­крайнее одеяло полей. Сейчас в "Агрофирме" - 40 тыс. га пашни, из них 23 тыс. га - в собственности. Предпри­ятие основано в 2004 году на месте обанкротившегося хозяйства, а летом 2005 года в качестве директора сюда пришел Виктор Бородаев, экономист, аграрий, имев­ший свое четкое представление о том, какой бизнес он собирается строить. Отремонтировали экстренно старенькую технику, подлатали некоторые «дыры», оставшиеся в наследство от прошлого хозяина, закон­чили уборку. В начале августа Виктор Бородаев удивил весь район - он обратился за кредитом в банк. Сумма кредита в 120 миллионов рублей шокировала многих. Некоторые крутили пальцем у виска - чем отдавать-то собирается?! Однако все было просчитано. Бородаев был твердо уверен в том, что ставку надо делать на обновление техники, на влагосберегающие технологии обработки земли. И первое «перевооруже­ние» состояло исключительно из техники советского производства.

Банк кредит одобрил. «Целина» провела тендер и за­купила комбайны, тракторы, сеялки. В сентябре начали сев озимых. Получили первую прибыль. - По времени это был тот самый момент, когда дальнейший распад земель на мелкие наделы и участки мог полностью развалить все сельское хозяйство района, да и всей страны в целом, - рассказывает Виктор Бородаев. - От того, что с 90-х годов земельные угодья порезали на лоскуты, сельское хозяйство оказалось отброшенным назад на десятилетия, под вопросом оказалась продовольственная безопасность России. Укрупненная обработка земли (по 20 - 30 тыс. га), которая производилась когда-то в Ростовской области семью сотнями колхозов и совхозов, сменилась в основном малопроизводительной деятельностью нескольких десятков маленьких хозяйств. Фактически нас вернули к сохе. Пострадали и селяне, многие из которых потеряли работу и в большинстве своем вынуждены были жить в условиях разрушенной социальной инфраструктуры, на поддержание и восстановление которой не было средств. Мы часть таких раздробленных наделов в районе, что называется, подхватили. Ставка на обработку крупных объемов земли оказалась верной. Мы не только выплатили кредит, сейчас для нас он просто смешной.

«Целина» стала выкупать земли у пайщиков, районного фонда, фонда сельских администраций, наращивать и собственный фонд земли. И по-прежнему арендует земли у людей. Не строя никаких серых схем, понимая, что это частная собственность, гарантируя хозяину земли воз­можность ее возврата, ведь он вправе не пролонгировать договор.

Динамика

В 2005 году, когда агрофирму возглавил Виктор Бородаев, она произвела продукции стоимостью 270 тыс. рублей на одного человека - в то время здесь работали 1050 человек. Через 12 лет на одного работающего продукции произво­дят на 3 млн рублей. А число работающих за счет использо­вания современных технологий и высокопроизводительной техники сократилось до 526 человек. По итогам работы района за 2016 год средняя зарплата в коллективных сель­хозпредприятиях колеблется от 14734 до 26660 рублей, а в агрофирме «Целина» она составляет 39 638 рублей. Соответствующие отчисления в бюджет идут. Чистая при­быль агрофирмы «Целина» составила в 2015 году 700 млн рублей, а в прошлом году - 730 млн рублей.

Простые правила

Почему, работая в одинаковых почвенно-кпиматических условиях, показать высокую рентабельность сельхозпро-изводства получается далеко не у всех? Виктор Бородаев говорит, что на это есть две причины: некомпетентность и воровство. Профессионал всегда будет выстраивать стратегию на будущее. Что это значит? - С землей надо уметь работать. Мы пашем как можно раньше, сразу после уборки, в августе, потому что августовская зябь для урожая следующего года очень важна - прорастают сорняки, почва набирается влаги: сухая земля от дождей, которые будут идти по осени, обязательно размокнет. По этому мы ее сразу осенью выравниваем до того состояния, чтобы весной не тревожить лишний раз. Весной надо сразу заходить и сеять. Ведь если весной ее выравнивать, то миллионы тонн воды испаряются. Чем меньше мы проходов по полю сделаем, тем лучше сохраним влагу. А влага - это основа урожая. Если технологии позволяют сохранять влагу, это передовые технологии. Именно поэтому на наших полях урожайность пшеницы гораздо выше, чем на соседних. Обработку от сорняков, вредителей, подкормку - все нужно делать своевременно. Причем готовиться ко всем этим этапам технологии надо заранее. Природа всегда предусмотрит несколько погожих дней. Да и про качество техники забывать не стоит, - говорит Виктор Бородаев. -Грустно наблюдать за фермерами, которые хотят получить хороший урожай и безграмотно обращаются с землей, не­своевременно пашут, сеют из лукошка и «трамбуют» поля пятидесятилетней техникой. Такой фермер, может быть, и прокормит себя, но перспективы роста у него нет.

Бородаев уверен, что работать надо так, чтобы быть готовым не только вырастить урожай, но и не потерять его. В основе экономики лежит высокая производительность труда. Если ее обеспечить, уменьшатся затраты. Высокая производительность возможна только в крупных хозяйствах, ведь фермер с небольшими объемами пашни не будет использовать дорогостоящую высокопроизводительную технику, а его технология не позволит собрать с одного гек­тара максимальный урожай. Хорошая техника на больших площадях дает возможность увеличить производитель­ность труда в десятки раз.

То, что это работает, подтверждает опыт «Целины». С момента организации хозяйство уже дважды меняло технику: больше 10 лет эксплуатировать ее нерентабельно. Кроме того, прогресс, что называется, не стоит на месте. На ры­нок выходят производители с новыми, еще более усовер­шенствованными технологиями для обработки земли, а значит, парк надо обновлять. Особенно когда это касается такой климатической зоны, как засушливые районы Ро­стовской области, где очень важно сохранять влагу в почве. Для примера: обычная борона забирает 20 тонн влаги с гектара земли, культиватор - 70 тонн, а оборот пласта за­бирает всю влагу сверху. В хозяйстве Виктора Бородаева с почвой всегда работают так, чтобы сохранять влагу.

Загадочная экономика

Экскурсию по хозяйству Бородаев проводил для нас в то время, когда в Ростове-на-Дону открылся II Всероссийский форум продовольственной безопасности.

Почему Вы не на фо­руме?

-  Вопросы продоволь­ственной безопасности мы стараемся решать на сво­их полях. Понимаете, вы­росло несколько поколений людей, которые не знакомы с экономикой в принципе. Есть такая практика - рапортовать об успехах в натуральном выражении. Например, озвучивают цифру - собрали 9 млн тонн зерна, рекорд. Наградили передовиков, сняли телесюжеты. А что стоит за этой цифрой? Вот я сравниваю два предыдущих года. В 2016 году мы гораздо больше продали сельхозпродукции, чем в 2015, - на 7 тысяч тонн больше пшеницы, практически вдвое больше подсолнечника и так далее. Однако цены на нашу продукцию сильно упали, выросла стоимость горючего, удобрений. В итоге мы затратили на производство на 200 млн рублей больше, а заработали всего на 70 млн рублей больше. И увеличение урожая сейчас нам дает единственную возможность - не «просесть» по сравнению с прошлым годом. А у нас как? Отрапортовали и поставили точку. А что это дает области, крестьянам, больницам, школам, садикам?

Предлагаемые условия

Как Вы относитесь к государственным программам поддержки сельхозпроизводителей?

-  Я их не знаю, их нет. Есть все время сменяющие друг друга туманные прожекты. Да и те госпрограммы, что были еще пару лет назад, считаю бесполезными, они но­сили характер политической агитации. Если ты пришел за­ниматься бизнесом - нечего ныть и просить. Как построил сам себе производство, какую нишу нашел - таков и ре­зультат. Мне нужно другое - стабильные правила игры. А этого у нас в стране, к сожалению, нет. Все политические катаклизмы отражаются на экономике отдельно взятого предприятия. Эмбарго, неожиданно вводимые пошлины, сборы в системе «Платон», акцизы на бензин, лоббирова­ние интересов со стороны крупных закупщиков сельхоз­продукции - все ложится грузом, причем внезапным, на себестоимость продукции. Мы вынуждены демпинговать. Поэтому у меня один выход - все время повышать про­изводительность труда, увеличивать урожай и снижать себестоимость.

А если бы Вы могли повлиять на государственную машину, что бы Вы сделали?

-  Я бы установил единые правила игры на определенное количество лет. Производство должно работать в стабиль­ных условиях. И обеспечил бы правила, по которым каждый гектар пашни в России работал бы с максимальной отда­чей. Не политическими, а рыночными механизмами. Для этого просто ввел бы налог на каждый гектар земли. Если ты его обрабатываешь как надо и у тебя хороший урожай, ты в состоянии и доход себе обеспечить, и налог заплатить. Земля работает. Если не можешь - продай землю тем, кто это в состоянии делать. Хозяин большой агрофирмы обяза­тельно ее бы купил. И обеспечил рентабельность. И платил бы налог. А государство сделало бы прозрачным его даль­нейшее путешествие, которое должно завершаться ростом качества жизни каждого из россиян.

 

Анна ДОМАШЕНКО

Журнал "Донские приоритеты" апрель-июнь 2017 (08)